Центральная городская библиотека им. В.Маяковского, г. Саров

horoscop 2009 free online movies horoscop 2010 | horoscop saptamanal | horoscop zilic | horoscop |

Get Adobe Flash player

Афиша

12 июня мы празднуем День города. Саровчане, чем вы гордитесь больше всего?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Июнь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Предметом гордости библиотеки являются книги, изданные в XIX веке и начале XX века, полиграфические шедевры разного времени, книги с автографами, а также коллекция миниатюрных изданий.

Данте Алигьери
«Божественная комедия»
Издательство М. О. Вольфа, 1874 г.

«Суровый Дант» — как назвал творца «Божественной Комедии» Пушкин — совершил свой великий поэтический труд в горькие годы изгнания и странствий.

Первое название книги было более коротким – «Комедия». Прилагательное «Божественная» к нему добавил первый комментатор — Джованни Боккаччо, автор небезызвестного «Декамерона», желая подчеркнуть и содержание произведения, и его совершенную форму.
«Причем же здесь комедия? — спросите вы, – Ничего смешного в этом произведении нет». Напротив, оно полно пафоса, в нем бьет пульс Италии, совершающей болезненный переход от средних веков к новому времени.
Название ли противоречит содержанию или во времена Данте было другое чувство юмора? Ни то, и ни другое. Просто в средние века любое произведение с трагическим началом и благополучным финалом считалось комедией, а то, которое начиналось хорошо, а заканчивалось плохо – трагедией. Вот и получается, что метафорическое путешествие Данте, начавшееся в «сумрачном лесу» и закончившееся в Раю, есть самая настоящая комедия.
Когда в конце 60-х годов XIX века в Париже вышла «Божественная комедия» Данте с великолепными иллюстрациями Доре, у знаменитого русского книгоиздателя Маврикия Вольфа явилась мысль выпустить ее русское издание с этими же иллюстрациями. Появление Вольфовского издания стало событием еще и потому, что до него не существовало ни одного полного русского перевода знаменитого творения Данте.
За перевод взялся литератор и переводчик Дмитрий Минаев. Хотя он и не знал ни одного слова по-итальянски, но с задачей справился, заказывая переводы прозой, а затем перекладывая ее в стихи. Во время работы над переводом ему читали вслух «Божественную комедию» на итальянском языке, что позволяло, по его мнению, уловить музыку оригинального стиха.
По изяществу, отчетливой работе, бумаге, рисункам, типографским украшениям, переплету эта книга, заняла почетное место среди лучших подарочных изданий того времени.

И. В. Гете
«Фауст»
Пер. Афанасия Фета ; илл. Э. Зейбертца
Изд-во А. Ф. Маркса, 1898 г.

В ряду великих книг, избранных человечеством, трагедия «Фауст» Иоганна Гете занимает одно из самых почетных мест. Это грандиозное творение о вечном противоборстве Бога и Дьявола, могуществе человеческого духа, бессмертии его творящей силы и жажды полнокровного бытия. Гений немецкой литературы создавал его в течение всей жизни, отдав «Фаусту» в общей сложности почти шестьдесят лет.
26 ноября 1888 года Адольф Федорович Маркс, один из крупнейших издателей России, писал редактору журнала «Новое время» А.С. Суворину:
«…препровождая экземпляр только что напечатанного мною роскошного издания книги «Фауст» Гете в переводе А. Фета с многочисленными эстампами на меди и гравюрами на дереве по рисункам Э. Зейбертца, покорнейше прошу вас почтить ее вашим вниманием и отзывом в «Новом временем». Как вам известно, это есть первое в России полное роскошное издание величайшего из произведений Гете…
Обнимающий не более десяти печатных листов компактного шрифта, «Фауст» в моем издании напечатан с лишком на 100 листах лучшей веленевой бумаги in folia так, что почти каждая составная часть каждой сцены позволяет читателю остановиться на ней в отдельности».
Подарочное издание в лиричном переводе Афанасия Фета, было посвящено А.Ф. Марксом Великой Княгине Марии Павловне, супруге Великого Князя Владимира Александровича, сына Александра II.

Лермонтов М.Ю.
Сочинения. В 2-х томах.
М., Издание Товарищества Кушнерев и К, 1891 г.

На севере диком стоит одиноко
На голой вершине сосна.
И дремлет, качаясь, и снегом сыпучим
Одета, как ризой, она.
И снится ей все, что в пустыне далекой,
В том крае, где солнца восход,
Одна и грустна на утесе горючем
Прекрасная пальма растет.

Это стихотворение Михаила Юрьевича Лермонтова было выбрано художником Шишкиным для иллюстрации собрания сочинений, которое готовилось к 50-летию со дня гибели поэта.
Вместе с Шишкиным к работе над книгой были привлечены и маститый И. К. Айвазовский, и «передвижники» нескольких поколений, в их числе, В. Маковский, В. Поленов, И. Репин, В. Суриков, В. Васнецов. Из молодых — В. Серов, К. Коровин, Л. Пастернак.
Все эти художники по характеру своих дарований не были иллюстраторами. Каждый из них по поводу Лермонтова давал то, что привык давать обычно: Айвазовский — набросок «марины» с корабликом, В. Маковский — жанровую сценку, В. Поленов — этюд из «Путешествия по Востоку», В. Васнецов — экскурс в «былинную» Москву XVI в., В. Суриков — этюд палача к одной из своих исторических картин. У В. Сурикова это было превосходно, у И. Шишкина — красиво, у В. Васнецова — удачно, у остальных — хорошо.
Знаменательно, что на страницах этой книги состоялось художественное открытие иллюстраций М. Врубеля к произведениям Лермонтова, прежде всего к «Демону». Именно с 1891 г. два этих имени неразрывно связаны в сознании поклонников поэта.
«Это лермонтовское издание с иллюстрациями почти всех русских художников того времени, было своего рода смотром, и даже состязанием», — вспоминал позже Л. Пастернак.
Такое издание произведений поэта было первым в своем роде и очень быстро разошлось, поэтому в 1914 — 15 гг. вышло втрое, что чрезвычайно редко встречается с дорогими иллюстрированными книгами.
Несмотря на известную эклектичность, двухтомник 1891 года — одна из интереснейших книг своего времени и своеобразный прекрасный памятник поэту.

И. Грабарь
«История русского искусства»
М., Издательство Иосифа Кнебель,. 1910-1916 гг.

Бесценное сокровище нашей библиотеки – «История русского искусства» Игоря Грабаря.
Отодвинув на второй план свои многолетние и достаточно успешные занятия живописью, Игорь Грабарь в течение шести лет – с 1910 по 1916 год – подготовил к печати пять больших томов, и поныне весьма ценимых любителями искусства.
В свою очередь Иосиф Николаевич Кнебель вложил в это издание весь свой богатый издательский опыт, вкус, неукротимую энергию и, конечно, немалые средства. Совместный труд художника и издателя их современники назвали подвигом.
До сих пор это исследование остается самым полным и основательным трудом по изучению Русского искусства. Здесь представлена вся история искусства Российской империи, начиная с древней Руси и вплоть до начала ХХ века!
В обработке и издании многочисленных частей принимали участие известные и яркие деятели России: А. Бенуа, И.Я. Билибин, А.М. Васнецов, барон фон Н.Н. Врангель, С.П. Дягилев, Н.К. Рерих, архитектор А.В. Щусев и многие другие.
«История русского искусства» Грабаря-Кнебеля явилась самым убедительным ответом на тревожный и важный вопрос того времени: а было ли когда-либо в России великое искусство? Европейская художественная критика отвечала отрицательно. Игорь Грабарь в своем многотомном труде без малейшего колебания ответил: «Да, оно было».

А.С. Пушкин
«Пиковая дама»
илл. А. Бенуа.
СПб.: Издание товарищества
Р. Голике и А. Вильборг, 1911 г.

Лучшее дореволюционное издание повести А. С. Пушкина было отпечатано на высококачественной вержированной бумаге ручной выделки.
Текст «Пиковой дамы» в настоящем издании впервые публиковался в полном виде, составленный из трех неоконченных рукописных вариантов. Шрифт издания стилизован под шрифт пушкинского времени, что завершает ощущение органичного единства всех элементов книги и формирует ее неповторимую эстетику.
Иллюстрации к этому изданию были выполнены Александром Бенуа. Он родился в семье известного архитектора и рос в атмосфере почитания искусства.
С юных лет, заявив о себе как о практике и теоретике искусства одновременно, Бенуа сохранял это двуединство всю жизнь. Его таланта и энергии хватало на все. Он активно участвовал в художественной жизни — прежде всего в деятельности объединения «Мир искусства», идеологом и теоретиком которого был, а также в одноименном журнале, ставшим основой этого объединения.
«Пиковая Дама» стала дебютом Бенуа в книжной графике. Иллюстрируя великого поэта, художник переводил на язык искусства собственные переживания, раздумья над судьбой и долгом художника в России. Это вселяло в его листы искренность и глубокий драматизм.
Пиковая дама» издания 1911 г. раз и навсегда заняла почетное место среди лучших иллюстрированных изданий начала ХХ века.
Прошло много времени, и она давно стала недостижимой редкостью. Поэтому в 1979 году вышло факсимильное издание 1911 года, которое также хранится среди редких книг библиотеки.

А. В. Морозов
«Каталог моего собрания русских гравированных и литографированных портретов»
1912–1913 гг.

Портрет – это одна из самых высоких форм искусства…» — писала Манана Андронникова в книге «Об искусстве портрета».
Эти слова можно смело поставить эпиграфом к фундаментальному труду Алексея Викуловича Морозова «Каталог моего собрания русских гравированных и литографированных портретов», вышедшего в свет в 1912-13 г. Он из тех самых Морозовых – купцов, фабрикантов, промышленников, что прославились в истории не столько миллионными состояниями, сколько вкладом в русскую культуру.
Алексей Морозов известен как выдающийся коллекционер. Его уникальное собрание русского фарфора и в наши дни украшает экспозицию музея — усадьбы Кусково. Собирал он и старинные иконы, и лубок, и миниатюры, и изделия из хрусталя и серебра, ткани, вышивки, игрушки, отдавая предпочтение произведениями отечественных мастеров.
Собирательство, коллекционирование обогатило его духовно, воспитало в нем, выходце из купеческой среды, тонкое понимание красоты, глубокое знание искусства.
Большой интерес представляет его собрание русских гравюр и литографий, полное представление, о котором и дает данный каталог. Им описано более 8000 гравюр и приведено 1142 иллюстраций.
Морозов своеобразно подошел к отбору литографических портретов для каталога. Если среди мужчин преобладали портреты известных личностей – выдающихся государственных деятелей, представителей литературы и искусства, то женские портреты отбирались исключительно по степени красоты или интересные в бытовом отношении. Это издание сразу же по выходу стало библиографической редкостью и получило высочайшую оценку искусствоведов.

В. Маяковский
Полное собрание сочинений в 13 томах
М.: Гослитиздат, 1934 –1938

Как огромная ценность хранится в фонде первое Полное собрание сочинений поэта, вышедшее после его трагической смерти. Издание осуществлено под общей редакцией Лили Юрьевны Брик.
Первая попытка издания полного собрания сочинений в 1932 году была неудачной — был выпущен только один том с поэмой «Владимир Ильич Ленин». И только через два года вышли в свет все 13 томов.
Основной целью издателей было собрать и опубликовать все написанное Маяковским, напечатанное и почему-либо ненапечатанное при жизни, все черновики и все варианты, сохранившиеся в рукописи и записных книжках.
Задача оказалась нелегкой. Маяковский себя не коллекционировал, напечатанное не собирал, рукописи и черновики выбрасывал. Установить, где и когда впервые было напечатано то или иное стихотворение, требовало кропотливой библиографической работы. Попутно обнаруживались целые стихотворения или отрывки, затерянные, ни в какие прижизненные сборники не собранные. Многое из написанного Маяковским, по-видимому, пропало бесследно. Поэтому первое Полное собрание сочинений, естественно, не может претендовать на абсолютную полноту. Розыски и собирание литературного наследия Маяковского продолжаются и в наши дни.
«Маяковского сегодня лучше не трогать. Потому что все про него понятно, потому что ничего про него непонятно. Что ни скажешь о Маяковском, как ни оценишь: возвеличишь, низвергнешь, поместишь в середину — ощущение, что ломишься в открытую дверь, а, вломившись, хватаешь руками воздух. Его вершина пуста и гола, не сулит взгляду ни покоя, ни радости, — но она выше многих соседних вершин и видна с большего расстояния. Так будет всегда, хотим мы того или нет. В этом исключительность Маяковского, его странное величие, его непоправимая слава!» — так пишет Юрий Карабчиевский в эссе «Воскресение Маяковского».