Центральная городская библиотека им. В.Маяковского, г. Саров

Афиша

Пандемия короновируса отступает, и пришла пора подвести некие промежуточные итоги. Как эпидемия оказала влияние на ваш интерес к книгам и читательские предпочтения?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Март 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев   Апр »
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

childvswizardСовершенно «случайно» (в жирных кавычках) я, сотрудник отдела семейного чтения центральной библиотеки города Сарова, наткнулась на книгу, спокойно стоявшую на своём месте, вероятно, в течение всего года, что здесь работаю. «Дети против волшебников», первая из трилогии романов Никоса Зерваса. Московское издательство «Лубянская площадь» (оно появилось впервые при публикации книг вышеназванного автора.), 2005 год издания. Тираж – 50 000 экземпляров. А красноречивое название книжной серии – «Наука побеждать». 

С «пера» уже слетают эпитеты: «невероятная», «уникальная, не имеющая аналогов». А ещё — «волшебная»… кабы не одно НО: волшебство-то как раз в этом романе и развенчано, противопоставлено христианскому чуду.  

Это первая и самая захватывающая книга из трёх романов («Дети против волшебников», «Кадеты Точка Ру» и «Греческий Огонь»), вызвавшая 15 лет назад сильный общественный резонанс, повествует о борьбе с прозападными антирусскими веяниями, культом колдовства и сотворением кумиров. Книга из разряда пародий на романы Джоан Роулинг про мальчика-волшебника в очках. Только это, пожалуй, единственная пародия-«пасквиль». Людям, «толерантным» к роулинговской Поттериане, и уж тем более её фанатам, эта вещь сильно не понравится, хотя написана, похоже, как раз для них. Здесь Гарри Поттер предстаёт не добрым спасителем (чуть ли не мессией) волшебного мира, а главным отрицательным героем, идолом, одурманивающим сознание молодёжи. 

Есть табуированные темы, раскрывать которые в художественной литературе – труд весьма неблагодарный, даже опасный. Одна из них – тема доминантной религиозной конфессии. И то, что автор за неё взялся, и как взялся – заслуживает, по меньшей мере, уважения. Чтобы написать такое произведение, человеку следует погрузиться в пучину извращённой греховности своих героев. Для духовного человека с «русской защитой» это особенно тяжёлое испытание. 

Не менее чем сама книга, чудесна личность автора, до сих пор покрытая тайнами. По этому поводу высказывалось много точек зрения. 

На мой взгляд, судя по семантическому анализу текста, совершенно определённо можно сказать, что автор – православный священник, а не просто воцерковлённый человек. Вероятно, личность известная, не желающая афишироваться. И патриот – российский патриот! Блестящее знание английского, греческого и латыни, русской культуры: искусства, фольклора, литературной классики. Легкий слог, богатейший язык, тончайшие, порой едва уловимые намёки на исторические события и произведения искусства. Повествование насыщено, как это бывает, наверно, только у наших русских священнослужителей, приставками, корнями и суффиксами церковнославянского языка: (усладившись, испрашивая, златой, пагуба, вызверился ствол в дланях). Изобилует разнообразие выражений, ласковость имён: «Ванюшка», «Иванушка», «Петрушка» — так обращаются друг к другу современные подростки-кадеты. Вместе с тем — прекрасное знание солдатского и молодёжного сленгов, словечек «типа», «кульный» («крутой»), «домашка», «прикольно» и т.п. (поразительная наблюдательность для греческого писателя, пусть даже жившего в России!). Цель подобного языкового микса – привлечь и заинтересовать молодёжь, составить произведение, способное конкурировать с Поттерианой. Кстати, очевидно, что вышедшие на тот момент романы о Поттере проанализированы автором досконально – поражают аналоги образов, героев, событий и фраз. Сюжет отсылает нас к первой, второй, немного – третьей, четвёртой и пятой книгам английского фентези, с полунамёком на шестую (автор знал название готовящейся к выходу очередной книги). Судя по всему, работал писатель именно с оригинальной англоязычной версией романов Роулинг.  

Почти нет сомнений в том, что текст переводил сам автор или, по крайней мере, соавтор (если вообще был перевод): в каждом слове и между строк читается особое, личное отношение к теме. Тем более, в тексте встречаются слова с изменённой орфографией (НадИнька, бАнсай, тИкать отсюда), не подвергшиеся редакторской правке.

Автор точно имеет отношение к боевым операциям, возможно, что и к войне в Косово. Скорее всего, не понаслышке знаком с оружием, служил в армии и стрелял во врагов Отечества.

Оригинальный ход писателя: правдивость его истории подчёркивается сопричастностью его самого и его детей к описываемым событиям. Зервас пишет о сыне и дочери, которые также стали заложниками Школы волшебства. По слухам, о греке-филологе Никосе Зервасе, женившемся на русской скрипачке, у того действительно было «двое карапузов». И, возможно, они действительно однажды попали под влияние сомнительной сектоподобной организации, либо отец успел сделать всё, чтобы этого не случилось. Однако такие имя и фамилия в Греции весьма распространены, их несложно взять за псевдоним. 

Любопытнейший факт, чуть проливающий свет на личность автора, произошёл 22 октября 2015 года у нас в Сарове — на встрече Клуба любителей православной книги в Маяковке. Неизвестная женщина сказала, что лично знала автора, и это «был священник и хороший человек». А псевдоним «Никос Зервас» по-гречески означает «Победа Бога». Как ни упрашивали гостью, тайну писателя она не раскрыла. Видно, так тому и быть. 

Каждую главу книги предваряет эпиграф из классических произведений и документальных писем – Н. Гоголя, Н. Островского, А. Пушкина, А. Суворова. К последнему у автора особенно тёплое отношение и уважение: недаром даже главные герои – кадеты Суворовского военного училища. 

Героям-детям, попавшим в Шотландию, часто приходится говорить по-английски. Автор приводит английскую речь в оригинале, ниже даны сноски с переводом. Но и взрослые, и ученики 8-11 классов, изучавшие язык, смогли бы легко справиться без «субтитров»: простота фраз и выражений знакома нам по школьной программе.

Какова идея произведения? Если одним предложением — о том, как же короток шаг от безобидных, казалось бы, «игралок» в волшебство к ощущению безвредности, даже полезной необходимости оного (продвижение окна Авертона). Эта книга задумана и написана как «прививка против зла», которое скрывается под прекрасной и притягательной личиной. 

В самом начале романа мы знакомимся с даровитым юным волшебником Лео (Лёней), сыном российского олигарха. В свои 16 лет Лео, выпускник школы волшебства, — писаный красавец, интеллектуал и… абсолютно аморальный тип, «с улыбкой голливудской звезды и глазами наёмного убийцы». К концу романа становится ясно, что это вряд ли просто звучная метафора. 

Лео приезжает из Шотландии в Россию, приходит в школу, где некогда учился, и в День знаний демонстрирует перед четвероклассниками свои чудеса. Затем, незаметно для неё самой, жестоко заколдовывает Надю, наивную внучку генерала, которая бесконечно грезит магией, а попасть в школу волшебства и, возможно, встретиться с самим Гарри – предел её мечтаний. Девочкин дед, совместно с другом-юристом, «прощупывает» ситуацию, связанную с «частным владением на острове Лох-Хоррог» — обителью шотландского колдуна Мерлина. Мерлин – так называется и школа волшебства, огромный чёрный замок – аналог Хогвардса. Один из его флигелей – корпус Цахеса, названный в память о гофмановском карлике-«перевёртыше».  Автор не зря вспоминает эту сказку, где именно доброе волшебство обернулось во зло.  В тексте множество подобных иронично-тонких нюансов. 

Узнав о том, какую опасность таит школа Мерлин для юных доверчивых школьников, старые друзья решают отправить туда под прикрытием двух кадетов Суворовского училища, начальником которого и является Надин дед-генерал. Не одних, конечно – со взрослым бывалым солдатом. Выбор падает на двух 14-летних ребят, вроде бы шалопаев, которых пора исключать: в Москве они всласть потерроризировали пошловатого писателя и продажного журналиста. Но именно борьба за справедливость выделяет мальчиков среди прочих кадетов. Им велено отыскать русских ребят-сирот, завербованных на стажировку в Мерлин, чтобы образумить и уговорить их вернуться на родину.

По дороге к замку чародеев кадеты встречаются с подполковником Телегиным, который быстро подготавливает их к предстоящей борьбе. Пролетая через Косово, группа разведчиков сталкивается с военными действиями НАТО в Сербии и чуть не погибает. Чудом долетев до Балкан, два подростка и раненый Телегин попадают в обитель православных греческих священников. Среди них – провидец, отец Геронда, который благословляет детей одних лететь в Мерлин на вертолётах ручного управления, пока подполковник оправляется от ран. 

Попав на остров, кадет Иван обнаруживает, что и внучка генерала тоже увязалась с ними, забравшись в рюкзак – так велико было желание попасть в волшебную школу.

Пробраться незамеченными, как планировалось, не получается. Ребятам ничего не остаётся, кроме как внедриться в школу под видом юных волшебников-учеников. 

Описание магической школы и колдунов-преподавателей неизменно сопровождается наинегативнейшей эмоциональной окраской: «гадкие иероглифы» на стенах, «мрачные плиты», «жирная фигура», «змеиное лицо». Под отталкивающей, даже у молодых и симпатичных колдуний, оболочкой таится не менее отвратительная сущность: профессор алхимии рассказывавет, как делать деньги из воздуха, обманывая окружающих; бесчувственный «мракоборец» учит хладнокровию, вспарывая животы котятам, а покуривающая кальян тучная гетера арабских кровей лениво обучает девочек искусству обольщения и превращению в размалёванные пустышки. Каждая дисциплина и каждое занятие в Мерлине – обучение одному из смертных грехов: алчности богатства, разврату, жестокости и гневу, лживости. Но подаётся «наука» очень аккуратно, под элегантным соусом математических задачек, спортивных приёмов и модной смены имиджа. Чтобы стать волшебниками, детям необходимо забыть родителей, предать родину и избавиться от совести. Потрясает цитата: «По древне-халдейски «мугл» — это тот, у кого есть совесть» (стр. 333) — прямая отсылка к роулинговским «магглам». Выходит, людям, так и не научившимся колдовать, просто помешали их вера и порядочность? 

Из дневника одной «необращённой» девочки мы видим, как постепенно меняются дружные и весёлые подростки, превращаясь в развращённых наглецов и злобных эмо, испытывающих нездоровый интерес к своему телу. Но существует пресловутая «русская защита», переданная России Византией – благодать Бога и православной церкви. Её-то колдовские учителя жаждут пробить, чтобы русские погрязли в грехе — ведь грех притягивает «даймонов», с помощью которых только и можно колдовать. 

Повествование о жизни в Мерлине перемежается вставками о жизни и обращении к Богу раненого подполковника у греческого священника. Отец Геронда с Божьей помощью творит настоящие чудеса – в противовес колдовским. Образ старца постоянно является главному герою, кадету Ивану Царицыну, чтобы привести мальчика в чувство и вернуть на путь добра, когда тот даёт слабину, поддаваясь гордыне. 

Среди известных нам распространённых грехов – жадности, похоти, тщеславия, зависти, уныния и гнева, в финале описывается клонирование и фактически смена пола харизматичного колдуна – извращение человеческой природы как один из главных грехов современности. Даже у генеральской внучки, наконец, наступает прозрение и возникает ужас перед бывшими кумирами – Герми и Гарри. 

Герои с трудом выдерживают натиск преподавателей-колдунов; спасаясь от жертвопринашения рогатому идолу, кадеты и их друзья бегут по чёрному тоннелю, молясь и сжимая деревянный крест — подарок отца Геронды. Однако путь заминирован. Нет, не взрывчаткой. Задев натянутую леску, дети высвобождают из потайных ниш золото и алмазы, не поднять которые очень сложно. Взрывается «граната» с освобождённым из неё грехом уныния, парализовавшим желание молиться. Враги хитры и льстят героям, питая их тщеславие, чтобы снять «русскую защиту» и врезать заклятьем. Только крест Геронды снова спасает, указывая путь подполковнику Телегину, который вовремя «эвакуирует» подростков из полуразрушенного замка.  

Подростки часто называют сверстников на «Вы», часто — с большой буквы. Герои, поддавшиеся искушению жадности, обладают характерным иудейским говорком: «Почему-таки девять очков? Договор был за десять!» Есть и усмешка в адрес «чёрных квадратов» — картин, представляющих для колдунов модное направление «глубокомысленного искусства». 

Писатель не скрывает греховности некоторых священнослужителей, предавших свою службу и веру; в тексте упоминается застывшая скульптура алчного отца Фёдора из «12-ти стульев» Ильфа и Петрова. Но называет его автор «человеком в одежде священника». Ибо от принадлежности к священнослужению осталась только ряса. Да, такое тоже, увы, иногда происходит. 

Не будем забывать, что книга написана в 2005-м году, в самый разгар «гаррипоттеровского» ажиотажа. Теперь, когда он немного утих, возможно, хоть кто-нибудь из «бывших адептов» в чём-то да согласится с автором. Конечно, не стоит предавать анафеме сказку Джоан Роулинг, но и становиться её пылким фанатом, грезя о волшебстве,  — тоже не стоит. Согласны мы или не согласны с автором книги «Дети против волшебников», она без сомнения представляет собой культурную ценность. Уж никак не меньшую, чем «Чёрный квадрат»! 

Мы (и особенно наши дети), всегда невольно восхищаемся  мужеством и талантом, ищем объекты для подражания и любви. «Но только не к колдуну!» — кричит со страниц книги автор. 

 

Интересные цитаты:

  • «Какова магия, такова и мания»
  • «Если колдун сумел сделать человеку зло, значит, у человека были плохие мысли. Колдовство летит на плохие мысли, как магнит»
  • «Нет, колдуны вовсе не дураки!»
  • «Болезни всегда являются следствием злых поступков и мыслей»
  • «Наше оружие – молитва, а защитный доспех – покаяние» 
  • «Какие могут быть родители у генетического клона?!»
  • «Чёрная и белая магия всегда были союзниками в борьбе»

 

PостSкриптум. В книге упоминается, так сказать, «разновидность» колдуний: «сильная белая волшебница северного типа, не ниже Снежной Королевы». Автор почти напророчил «пришествие» в 2013-м году анимации «Холодное сердце» — рефрена «Гарри Поттера», продолжения темы «доброго колдовства»! Верное доказательство того, что книга продолжает… и продолжит быть актуальной.

 

Каримова С.П.,

библиотекарь отдела семейного чтения

d954509ba94d10054e2ae1a7be61b763Наркотическая зависимость издавна является одной из актуальных тем в художественной литературе. Начиная с XIX века и по сегодняшний день, писатели обращаются в своих произведениях к этой проблеме.

Наркомания стала одним из серьёзнейших заболеваний XXI века. Сегодня эта проблема является глобальной для всего мира! Предлагаем вашему вниманию подборку книг, в которых эмоционально и ярко показано губительное воздействие наркотиков на человека. Авторы представляют это бедствие как глубокую  проблему распада личности до  полного разрушения сознания героев.