Центральная городская библиотека им. В.Маяковского, г. Саров

Афиша

2021 год - юбилейный для библиотеки им. Маяковского. 21 июня ей исполняется 75 лет. Что значит для вас библиотека?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сентябрь 2012
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг   Окт »
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Княгиня Ольга Палей. «Воспоминания  о России». С приложением писем, дневника и стихов ее сына Владимира, выпущена издательством «Захаров» в серии «Биографии и мемуары».

Книга по-своему уникальна: воспоминания княгини Палей впервые вышли на русском языке и напечатаны без сокращений по парижскому изданию1923 г. Пер. с французского Е. Кассировой. Иллюстрации и описание их дома в Царском Селе — по редкому изданию: «Собрание Палей в Детском Селе» / Сост. Э. Ф. Голлербах. – Издательство «Среди коллекционеров», без указания места и года издания (предположительно: Москва, начало 1920-х годов).

 

Княгиня Ольга Валериановна Палей, графиня фон Гогенфельзен (урождённая Карно́вич, в первом браке фон Пистолькорс; 2 (14) декабря 1865, Санкт-Петербург2 ноября 1929, Париж) —  мемуаристка, вторая (морганатическая) супруга великого князя Павла Александровича — младшего сына императора Александра II. Он  был генерал-адъютант, отличный танцор, дамский угодник и блестяще образованный человек (дядя Николая II). Его первая жена — принцесса греческая Александра Георгиевна (18701891),  старшая дочь короля Эллинов Георга I и великой княгини Ольги Константиновны, родила ему двоих детей: Марию (ее воспоминания тоже изданы издательством «Захаров») и Дмитрия, одного из будущих убийц Григория Распутина. На момент знакомства Ольга была замужем. Известно, что Павел Александрович был выслан из России именно за то, что отбил жену у генерала. У них было трое общих детей.

 

Воспоминания Ольги Палей относятся к 1916-1919 годам. Война множила горе и недовольство, признаки близкой катастрофы чувствовались и в семье Романовых. На семейном совете постановили, что Великий князь Павел должен серьезно поговорить с государем о сложившейся обстановке в стране. Помимо этого князь должен просить Николая дать стране конституцию и отлучить Распутина от двора. Ольга пишет, что муж вышел от императора весь мокрый. На все, о чем он просил, был получен отказ. Чтобы избавиться от влияния Распутина сын Дмитрий, от первого брака Павла, а также Феликс Юсупов и Пуришкевич вступили в заговор и убили старца. Через эту смерть многие ждали спасения России, а дождались, как пишет Палей, гибели самой страшной.

Автор  подробно описывает  события, когда к власти пришло временное правительство и царя заставили отречься от престола; взаимоотношения в семье царя, и читая, понимаешь, насколько Николай II был  зависим от мнения жены. В январе1917 г. царь надеялся, что революция не произойдет так скоро, и вдруг все рассыпалось мгновенно и окончательно. Серебряный век оказался для России временем нерешительных мужчин и роковых женщин.

В своих воспоминаниях  княгиня О. Палей  описывает  глубокую  классовую ненависть  к большевикам, неприязнь к  Временному правительству, тревогу за Николая II и его семью, страх за  жизнь своих детей и мужа.

Основная часть книги  – рассказ о том, как княгиня пыталась вызволить из плена мужа и сына, но увы, все усилия ее были напрасны. Оба были расстреляны. Ей и ее дочерям удалось бежать за границу.

Воспоминания этого периода у Палей напоминают «Окаянные дни» И. А. Бунина: то же восприятие событий.

 

В книге также есть отрывки из дневников, письма и стихи ее сына Владимира Палея (он мог бежать из плена, но посчитал, что он человек слова и чести, и не сделал этого). Владимир  был чрезвычайно одарен. Художник, музыкант, поэт, с 13 лет писал стихи. Первый его поэтический сборник вышел в1915 г., когда ему было 19 лет, второй  — через три года накануне его ссылки и смерти. Третий, отпечатанный на машинке, оставался у друзей семьи. Подборки писем, дневниковых записей и стихов ее сына Владимира напечатаны по изданию: «Князь Владимир Палей. Поэзия. Проза. Дневники». – М.: Альма Матер, 1996.

Владимир Шумейко. «Россия: какой народ — такая власть». Москва, издательство «Весь мир», 2010. Автор — председатель Совета Федерации первого созыва, доктор экономических наук, профессор.

На богатом историческом, фактографическом и даже фольклорном материале в книге рассматривается становление и развитие русского народного характера  во взаимовлиянии  с развитием государственной власти, начиная с Киевской Руси до наших дней. Показано, что государственное устройство, форма власти и политический режим связаны не только с историческими, экономическими и политическими причинами, а скорее определяются национальными особенностями, душой и характером народа. В. Шумейко  считает, что каждый народ имеет то государство, которое соответствует  его характеру.

Русскому характеру посвящено множество высказываний наших и зарубежных писателей, публицистов, социологов и философов. Все они достаточно противоречивы: из положительных качеств – мудрость, мужество, верность долгу и слову, смекалка, воля, свободомыслие, терпение, и в то же время — русская лень, расхлябанность, крепость задним умом, знаменитое авось. Эта двойственность натуры всегда отмечается мыслителями.

На примере петровской эпохи автор рассматривает, как реформы Петра повлияли на народный характер и как они изменили его.  Автор пишет, что одна из важнейших черт народного характера – отношение к закону, складывалась и развивалась в России  очень  своеобразно. У русских всегда было развито чувство справедливости, и не случайно у нас есть высказывание, которого не услышишь в других странах: «Как судить будем: по закону или по совести».

В книге есть главы, посвященные советскому периоду, горбачевской перестройке, урокам демократии при Ельцине. В заключительной главе В. Шумейко  пишет, что с развитием рыночных отношений в 90-х годах материальные ценности вытеснили  моральные, рассуждает о русском патриотизме, считая, что он связан с русским пониманием справедливости, т.е. с социальным равенством.

 

Анна Гранатова. «Клан Ельциных». Вышла в издательстве ЭКСМО в 2010 г. в серии «Дух времени».

Трудно найти в новейшей истории более яркий, драматический и динамичный период. Именно во времена Б. Н. Ельцина и при его непосредственном участии происходят события, которые кардинально изменили  историю страны: распад  СССР и создание СНГ, упразднение КПСС, КГБ и создание либерального правительства. При Ельцине разворачивается приватизация и происходит революционная смена собственности от государственной к частной. Этот процесс сопровождается расстрелом и разгоном  парламента. Приватизация российских недр сопровождается рождением олигархов, капиталы которых поражают воображение даже западных миллиардеров.

История первого президента России и его олигархической семьи неразрывно связана с историей его кровной семьи. Автор книги пытается объяснить поведение ключевых фигур страны не только с точки зрения политологии, но и с позиций психологии личности.

Из книги вы узнаете, как Б. Н. Ельцин стал невольным участником биологической  катастрофы века  —  выброса  биологического оружия, вируса сибирской язвы — военным ведомственным институтом, располагающимся в уральском городке Сверловск-19 (ЗАТО — один из районов г. Екатеринбург). В это время (апрель1979 г.) Ельцин занимал пост первого секретаря обкома. До сих пор никто не знает точное количество жертв, называлось от 500 человек до 2-х тыс., и до сих пор не ясно, что стало пусковым механизмом той беды. Она перестала быть военным секретом после выхода в свет книги академика Л.А. Федорова «История  биологического оружия в России» (здесь автор, видимо, повторяет чужую ошибку – книга Л.А.Федорова «Советское биологическое оружие: история, экология, политика»).

Прочитав книгу, вы узнаете как, по мнению автора, Ельцин разогнал Верховный Совет и  как развязал войну в Чечне. Как в 1998 году в  стране создалась политическая ситуация, когда стало очевидным несоответствие национальных интересов России с пребыванием Ельцина в Кремле. Как Международный валютный банк выделил России в рамках программы стабилизации российской экономики около 5 млрд. долларов и как транш бесследно исчез, причем его исчезновение загадочным образом совпало с дефолтом. Как Путина стали готовить в преемники и как в считанные часы из неизвестного человека сделали президента, а чтобы создать ему имидж в 1999 году была развязана вторая чеченская война. В новейшей  российской истории, пишет автор, много загадок… и ответа на некоторые из них знать как-то не хочется.

Книга неоднозначна и спорна, написана в художественно-документальном жанре и, несмотря на то, что присутствуют выдержки из документов, дневников, книг, много цитат из зарубежной прессы, читается достаточно легко.

 

Нами  Микоян и Феликс Медведев. «Неизвестная Фурцева. Взлет и падение советской королевы». Издательство ЭКСМО, 2011 год. Серия «Гении и злодеи».

Книга  о Фурцевой была задумана давно, почти 10 лет назад,  мемуаристкой, музыковедом Нами Микоян, матерью знаменитого  музыканта Стаса Намина. Н. Микоян  и сама была знакома с Фурцевой, а рабочие и дружеские отношения ее мужа с министром культуры давали возможность автору полно и глубоко понять характер, знать многое о личной и деловой жизни одной из самых ярких и неординарных женщин нашей страны. В книге также использованы записи из дневников Кухарского (первый муж автора) и воспоминания друзей, знавших Фурцеву.  Издать книгу  удалось только после встречи с  известным журналистом Феликсом Медведевым, — в прошлом спецкор  журнала «Огонек», затем работал на радио «Свобода», автор многих книг-интервью о ярких личностях 20 века.      Первая часть книги представлена материалами Н. Микоян. Вторая – это рассказ Феликса Медведева о знакомстве с дочерью Фурцевой, интервью, воспоминания о министре культуры СССР известных деятелей  культуры: М. М. Плисецкой, В. Ланового,                                      Э. Радзинского и др. В книге есть ее краткая биография, описана деятельность Фурцевой, ее астрологический портрет, фотографии, дан список использованной литературы.

 

Екатерина Алексеевна Фурцева (24 ноября (7 декабря) 1910, Вышний Волочёк — 25 октября 1974, Москва) была первой женщиной, добившейся самых высоких постов в руководстве СССР в 50-60 годы. Бывшая ткачиха, познавшая законы партийного руководства, она за короткий срок стала легендой, ведь она сделала карьеру в мире мужчин. Энергичная и деловая она обратила на себя внимание Н. С. Хрущева, который вознес Фурцеву на партийный олимп и сделал ее секретарем ЦК КПСС (известно, что она сыграла важную роль и в судьбе самого Хрущева, им даже приписывали роман). Позже она 14 лет руководила Министерством культуры. На этом посту ей не хватало кругозора и образования, она действовала в меру своих представлений об искусстве, помимо партийных установок часто руководствовалась личными симпатиями и антипатиями. Но именно в годы пребывания Фурцевой на посту министра возрос интерес к советскому искусству. Она дружила с  французской художницей Надей Леже и Анной Сориной, министром культуры при дворе Монако. Благодаря личным контактам с ними Третьяковская галерея тогда пополнилась многими произведениями искусства.

Екатерина Алексеевна не была однозначной фигурой: не принимала и не понимала постановки Ю. Любимова и М. Захарова, книг А. И. Солженицына и Б. Пастернака, вольнолюбивый нрав М. Ростроповича и Г. Вишневской, картины авангардистов и рок-н-ролл. Была порой и наивна: вскоре, после убийства Кеннеди в Америку собиралась ехать Майя Плисецкая и на одном из совещаний Фурцева ляпнула: «Вы понимаете, какая на нас лежит ответственность, ведь Майя на сцене в белой пачке — это прекрасная цель для выстрела». Кто собирался убивать Плисецкую?.. Но она искренне волновалась за жизнь любимой балерины.

Многие вспоминают, что в ней было природное обаяние, решительность, готовность, если это не грозило большими неприятностями, сказать не только  нет, но и да. Она была искренним человеком. Юрий Любимов говорил о ней: «Дура, но хоть живая».      Драматические события в личной жизни Екатерины Алексеевны, жестокая несправедливость по отношению к ней коллег и их предательство привели к тому, что она пыталась покончить жизнь самоубийством. Со временем правда и вымысел о                                   Е. А. Фурцевой  переплелись настолько, что уже невозможно отделить одно от другого.

О Фурцевой до сих пор помнят, и чем дальше уходит время, тем менее сурово судят ее грехи и больше вспоминают ее благие дела. В 2006 году в Москве одной из библиотек было  присвоено имя Екатерины Алексеевны Фурцевой.