Центральная городская библиотека им. В.Маяковского, г. Саров

horoscop 2009 free online movies horoscop 2010 | horoscop saptamanal | horoscop zilic | horoscop |

Get Adobe Flash player

Афиша

2017 - год экологии в РФ. Как Вы заботитесь об экологии:

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

«Генерал Ермолов» — так называется новая работа писателя Владимира Лесина (в нашей библиотеке имеются ещё две книги автора – об атамане Платове и донском казачестве). Книга вышла в издательстве «Вече» в 2011 году, в серии «Великие исторические персоны» к 150-летию со дня смерти великого полководца, героя Отечественной войны 1812 года, успешного дипломата и сурового администратора.
Алексея Петровича Ермолова боготворили солдаты, им восхищались друзья и ненавидели враги, на него сделали ставку декабристы и… ошиблись. Он был человеком власти, но власть не всегда доверяла ему. Почему? На этот и многие другие вопросы вы найдете ответ книге В. Лесина, представляющей собой самое полное на сегодняшний день жизнеописание этого выдающегося русского человека. Может быть, вы откроете для себя то, чего не знали об этой выдающейся личности.

Алексей Петрович Ермолов (24.05 (04.06).1777, Москва (по данным Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона – 1772) — 11(23).04.1861, там же, похоронен в Орле) родился в семье небогатого отставного офицера. Дворянский род их шёл от крещённого татарина Арслана Мурзы, который был ввезён в московское государство ещё на службу к царю Василию, причем мусульманское происхождение будущего генерала отмечается как со стороны отца, так и матери. Образование Ермолов получил в благородном пансионе при Московском университете. Пока он учился, отец записал его на службу в Преображенский полк. Закончив пансион в чине поручика, Алексей Петрович был зачислен каптенармусом лейб-гвардии Преображенского полка, а вскоре — сержантом этого же полка. Позже он назначается капитаном в Нижегородский драгунский полк. Выбрав своей деятельностью военную службу, он уже в 17 лет в составе войск Суворова принимает участие в войне с Польшей.

В 1798 г., уже в чине подполковника, А. П. Ермолов внезапно подвергся опале, в 22 года его ссылают в Кострому за участие в вольнодумском кружке Каховского, где обсуждали политику, налоги, проблемы просвещения, читали классиков. Где однажды, читая Вольтера «Смерть Цезаря», Каховский произнес после фразы об убийстве Цезаря, что вот бы и нашего тирана так… Кто-то донес, начались аресты. Ермолова сажают в Петропавловскую крепость, а затем ссылают. Ему был дан жестокий урок, и после этих событий он становится осмотрителен и осторожен. В ссылке он усиленно занимается самообразованием, читает в подлинниках римских классиков. Некоторые историки считают, что участники кружка не были даже предшественниками декабристов, но критическое отношение Ермолова к действительности не вызывает сомнения. Оно было сформировано под влиянием просветительской философии, определяющей идеей которой является мысль о природном равенстве людей. Алексей Петрович был человеком читающим, и страсть к чтению он пронес через всю жизнь.
Памятником его вольнодумства стала тетрадь незамысловатых стихов, в которых он клеймит позором представителей власти, незаслуженно награжденных орденами. Но никогда он не критикует царя. Он был убежденным монархистом и всегда верно служил царю и Отечеству.

Через два года, с воцарением императора Александра I, Ермолов возвращается в армию. Во время войн с Францией 1805-07 гг. проявил храбрость и выдающиеся способности артиллерийского начальника, за героизм получил чин полковника. В 1812 г. Ермолов назначается начальником штаба армии Барклая де Толли. На этом посту Ермолов делал все, чтобы смягчить отношения между командующими 1 и 2 армий (Барклая де Толли и П. Багратиона), содействовал соединению 2-х армий в единую силу, что не позволило Наполеону разбить их поодиночке. Позже А. П. Ермолова назначают начальником штаба обеих армий. Здесь он также отличился поразительной работоспособностью, энергией, умением быстро ориентироваться в постоянно меняющей обстановке, держать в памяти данные о численности различных частей армии, четко формулировать распоряжения и приказы командующего, организовывать военную разведку и борьбу со шпионажем, и, конечно, участвовать в разработке тактических и стратегических планов армии.
Именно по его приказу из горящего Смоленска была вынесена и спасена икона Смоленской Божьей Матери, которой молились воины перед Бородинской битвой.
Удивительный факт, этой же иконой благословляли на ратный подвиг воинов Красной Армии в 1941 году.

Во время Бородинской битвы Ермолов совершил героический подвиг: проезжая мимо курганной высоты, где была только что захвачена противником батарея Раевского, он лично возглавил батальон Уфимского полка. В течение 3-х часов он находился в самом пекле сражения, отбил нашу батарею у французов, и руководил ею, пока не был контужен, тем самым, по словам участников сражения, спас армию. Высота, когда ее заняли французы, представляла собой зрелище, превосходящее по ужасу всё, что можно было вообразить: подходы, рвы – всё исчезло под грудой тел из мертвых и умирающих, средняя высота этого холма равнялась примерно 6-8 человекам, наваленным друг на друга. Сам Наполеон сказал тогда о Ермолове: «Этот русский генерал сделан из материала, из которого делаются маршалы». В Бородинском сражении тогда погибло 45 тыс. русских солдат и офицеров.
Сомневался в героизме Ермолова только Л. Н. Толстой в романе «Война и мир», так как через некоторое время войска Наполеона отбили эту высоту обратно. Однако, писатель не учёл, что за это время произошла перегруппировка сил, подошло подкрепление, и русские войска получили передышку.
У него была поразительная внешность. Она с первого взгляда врезалась в память, пленяя обаянием силы. Высокий рост, римский профиль. В выражении лица проступало, по свидетельству многих современников, нечто львиное. «Голова тигра на геркулесовом торсе», — говорил А.С. Пушкин о Ермолове.
Известно, что он был дерзок, язвителен и остроумен. Надо заметить, что зачатки его остроумия были заложены на генетическом уровне. Марья Денисовна, мать Ермолова, урожденная Давыдова, до глубокой старости была бичом всех гордецов, взяточников и дураков всякого рода.
Но у Алексея Петровича была редкая способность нравиться людям, даже недоброжелателям. Популярность Ермолова в обществе была высока, имя Ермолова было авторитетом. Одним из лучших друзей генерала был знаменитый адмирал Фаддей Беллинсгаузен, который назвал один из островов в Тихом океане именем Ермолова.
Ермолов – фигура харизматичная, его заслуги на военном и государственном поприщах воспеты в стихах А. Пушкина и В. Жуковского, М. Лермонтова и К. Рылеева, Ф. Глинки и В. Кюхельбекера.
О нем написаны десятки статей и научных монографий, рассказов и очерков, повестей и романов. Его называли одним из умнейших и образованнейших людей России, Пушкин писал ему: «Подвиги ваши – достояние отечества, и ваша слава принадлежит России».
Говоря о блистательном таланте Ермолова, историки считают его учеником Суворова, из рук которого в юности он получил свой первый орден – «Святого Георгия» 4 степени.

Имя А. П. Ермолова давно вошло в легенду. Автор книги особое внимание уделяет периоду, когда Ермолова назначили наместником на Кавказ, где им пугали детей еще при жизни прославленного генерала. О назначении Ермолова ходили разные слухи в армии и обществе. Многие считали, что прославленный генерал попал в опалу. Эти слухи затем перекочевали на страницы работ многих историков.
Но сам генерал Ермолов уверял друзей, что давно мечтал о назначении на Кавказ, что вдали от Петербурга он наконец-то сможет реализовать свои амбиции. Ставка же власти на генерала Ермолова имела не только политический, но и чисто прагматический смысл. Армия в то время была главной кадровой школой империи, и высшие офицеры были наиболее высококлассными менеджерами, в современном понимании. Ермолов же казался кандидатурой тем более удачной, что считался чуть ли не самым образованнейшим российским генералом. Именно ему Александр I в своё время поручил написать манифест о взятии Парижа.
На Кавказе Ермолов действовал в точном соответствии с тогдашними европейскими представлениями о том, как именно нужно поступать с дикими народами: ассимилировать всех, а кто не может ассимилироваться — уничтожать. Любые попытки сопротивления Ермолов жестоко подавлял. Однако наряду с этим он заботился о росте местной экономики, развитии образования и здравоохранения, интеграции выходцев из местной аристократии в высшие слои русского общества. Деятельность его была неимоверна — он сражался и строил, распоряжался, награждал, наказывал. Спал он всего по 4-5 часов. Авторитет Ермолова на Востоке был столь велик, что Хивинский хан обращался к нему не иначе, как «великодушный и великий повелитель стран между Каспийским и Чёрными морями».
Но непокорность местного населения в отношении врагов вошла в печальные легенды. «Жестокость здешних мест не может укротить мягкосердечие», — писал Ермолов. Быть может, единственное, что тогда уберегло горцев от тотального уничтожения, — по мнению автора книги, — это отсутствие у Ермолова оружия массового поражения. Местные племена вытеснялись далеко в горы, где отсутствие элементарного пропитания обрекало их на вымирание. На освободившихся местах Ермолов воздвигал русские форпосты, защищающие от вылазок горцев. Именно так возникли города: Грозный, Нальчик, Пятигорск, Кисловодск. Для многих современных российских радикалов он стал идеальным примером того, как власть должна строить взаимоотношения с непокорными. Между тем, методы Ермолова, довольно эффективные в краткосрочной перспективе, в дальнейшем привели лишь к более сильной эскалации конфликта. Сам генерал главным бичом считал нравы кавказских народов и сложившуюся там систему власти. Именно на ее уничтожение он направлял свои усилия: ликвидировал местные суды, охотился за вождями племен. В итоге, разрушив традиции и местную элиту, Ермолов получил вовсе не тот результат, который ожидал, — лишившись старой власти горцы не стали ни более мирными, ни более русскими.

Однако же, что-то из традиций иноверцев Ермолов перенял и для себя. На Кавказе у него было три кебинные (временные) жены. Они подарили ему пятерых сыновей и одну дочь. После отъезда Ермолова жены остались на Кавказе и еще раз вышли замуж. Сыновей генерал взял в Россию. Все они закончили артиллерийский кадетский корпус и получили офицерские чины и дворянство, служили в русской армии.

Помимо этого Ермолов сразу столкнулся с извечной болезнью российского чиновничества – коррупцией. Но эту проблему генерал видеть не желал. Поэтому при «Ермолове злоупотребления столь велики, как никогда не были», — писал один из современников Ермолова.

Ещё небольшой штрих к биографии Алексея Петровича: в старости он очень увлекся переплетным делом и добился в этом совершенства, достойного знаменитых мастеров Винье и Келлера. У Ермолова была богатейшая библиотека, которая насчитывала более 9 тыс. томов. на русском и иностранных языках и считалась одной из лучших частных библиотек России. Позднее он продал ее за умеренную цену Московскому университету.
Всю жизнь А. П. Ермолов вёл дневниковые записи о службе, о войнах с Наполеоном, о командовании войсками на Кавказе, о посольстве в Персию, которые положил в основу своих мемуаров. Что-то успел издать сам, но большую часть литературного наследия дяди опубликовал впоследствии его племянник Николай Петрович Ермолов.

Дополнительная ссылка: Официальный сайт, посвященный А. П. Ермолову. – Режим доступа: http://ermolov.org.ru/