Центральная городская библиотека им. В.Маяковского, г. Саров

horoscop 2009 free online movies horoscop 2010 | horoscop saptamanal | horoscop zilic | horoscop |

Get Adobe Flash player

Афиша

2017 - год экологии в РФ. Как Вы заботитесь об экологии:

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

Денис Давыдов – отважный сын России.
Воин и поэт

Денис Давыдов – имя известнейшее.
В нем и звон боевого металла, и звучные аккорды задорной гусарской лиры, и обаяние незаурядной личности человека широкой души, веселого и удалого нрава. Он поразил своих современников тем, что с равным успехом выступил на двух ответственных поприщах: боевом и поэтическом.

Денис Васильевич Давыдов родился 27 (16) июля 1784 года в г. Москве. Его отец Василий Денисович Давыдов был сподвижником Суворова и оставался верен суворовскому духу даже после полного краха своей военной карьеры в связи с приходом к власти Павла I. Из четверых детей Денис был старшим и, по свидетельствам очевидцев, самым резвым и непоседливым. Его-то и заметил великий Суворов, прибывший в Полтавский легкоконный полк, которым командовал Василий Давыдов. “Ты выиграешь три сражения!” — благословил девятилетнего мальчика Суворов. “Маленький повеса бросил Псалтырь, замахал саблею, выколол глаз дядьке, проткнул шлык няне и отрубил хвост борзой собаке, думая тем исполнить пророчество великого человека. Розга обратила его к миру и к учению”.
Так было представлено это событие в жизнеописании Дениса Давыдова, составленное якобы неким «сослуживцем» автора. Современники не сразу распознали в этой биографии остроумную и художественно яркую автобиографию: «Его благословил великий Суворов: благословение это ринуло его в боевые случайности на полное тридцатилетие… Мир и спокойствие — и о Давыдове нет слуха, его как бы нет на свете; но повеет войною — и он уже тут, торчит средь битв как казачья пика. Снова мир — и Давыдов опять в степях своих, опять гражданин, семьянин, пахарь, ловчий, стихотворец, поклонник красоты…».

Военная карьера Дениса Давыдова началась в 1801 году.
Не имея природных данных кавалергарда (Денис был небольшого роста, а в полк обычно брали людей высоких и статных), он все же пробился в гвардию. Однако в кавалергардах Давыдов пробыл недолго. Вольнолюбивый дух, независимость натуры, ненависть к бездарным подхалимам и невежественным выскочкам на всю жизнь обрекли его на недоверие со стороны властей. Да еще проявилось немалое поэтическое дарование Давыдова, которое придало его настроениям и мыслям острую, сатирическую, художественно яркую форму. За басню “Голова и Ноги” в 1803 году Давыдов был выдворен из гвардии и направлен под Киев в захолустье, в армейский гусарский полк. Смелая басня кончается словами, которые Ноги говорят Голове:

Коль ты имеешь право управлять,
Так мы имеем право спотыкаться
И можем иногда, споткнувшись – как же быть, —
Твое Величество об камень расшибить.

Спустя некоторое время он был прощен, но навсегда остался у правительства под подозрением. Даже боевая слава и партизанские успехи 1812 года не изменили этого отношения. Его обходили чинами, не торопились с наградами, а в 1814 году, присвоив генеральский чин, отобрали: дескать, ошибочка вышла. Правда, потом вернули, и в чине генерал-майора он вышел в отставку 1823 году, так и не примирившись душой с безобразиями, творимыми царской властью. Однако военная судьба Давыдова была счастлива. Не было ни одного крупного военного сражения первой половины Х1Х века, в котором он не принял бы участия.

В народной памяти имя Дениса Давыдова неотделимо от Отечественной войны 1812 года как имя организатора и одного из руководителей армейского партизанского движения. Денис Давыдов своим русским чутьем глубоко постиг народный, национально-освободительный характер этой войны. “План партизанских действий” он представил Кутузову в августе 1812 года, накануне Бородинского сражения. Кутузов выделил в распоряжение полковника Давыдова 50 гусаров Ахтырского гусарского полка и 80 казаков и благословил партизанскую войну.
С самого начала боевых действий партизанского отряда Давыдов стал вести дневник, который потом дополнил, отредактировал и подготовил к изданию. Первые отрывки из его «Дневника…» печатались в различных журналах, в том числе и в журнале «Современник» в середине 1830-х годов. Полностью книга была опубликована посмертно в 1860 году. «Дневник партизанский действий 1812 года» написан очень живо и читается с большим интересом.
Характерными чертами записок являются их точность, правдивость и искренность. Много места в них уделено описанию храбрости, бескорыстия, мужества и высоких патриотических чувств, проявленных простым русским народом в минуты величайшей опасности.

Чуждый дворянской спеси, Давыдов был близок к простому народу и весьма тактичен в обхождении с подчиненными. В своем отряде он проявлял суворовскую заботу о солдатах и с уважением относился к своим помощникам. В «Дневнике…» с большой похвалой и теплотой он отзывался о высоких боевых качествах, храбрости и доблести бойцов своего отряда.
Крестьяне-партизаны часто являлись к командирам частей русской армии, прося оружие и боеприпасы для борьбы с французами. Нередки были случаи, когда крестьяне сами вступали в армейские партизанские отряды. Приезжая в села, Давыдов собирал мирские сходки, воодушевлял крестьян на борьбу с врагом, снабжал их оружием, учил правилам борьбы с сильными французскими отрядами. Эти правила заключались в следующем; при появлении вражеских отрядов крестьяне должны были принять их дружелюбно, накормить и напоить, затем, уложив спать, захватить оружие и сонных перебить всех до одного человека. При этом следы таких действий должны быть тщательно скрыты, чтобы их не обнаружили французы.
Деятельность партизан Денис Васильевич хорошо описал в стихотворении «Партизан»:

…И мчится тайною тропой
Воспрянувший с долины битвы
Наездников веселый рой
На отдаленные ловитвы.
Как стая алчущих волков,
Они долинами витают:
То внемлют шороху, то вновь
Безмолвно рыскать продолжают…

М.И. Кутузов высоко оценил военные действия партизанского отряда Дениса Давыдова.
По окончании войны возвратился на родину и наш знаменитый воин-поэт. Приехав 8 января 1816 года в Киев, Денис Давыдов остановился в доме Н.Н. Раевского, с семьей которого он был дружен. Как герой войны, человек обаятельный и остроумный, он пользовался успехом у женщин. В доме Раевского часто собиралась молодежь, играла музыка.
Здесь Денис Давыдов и познакомился с семнадцатилетней Лизой Злотницкой, дочерью командира дивизии в корпусе Раевского. Прелестная, жизнерадостная полька очень понравилась молодому генералу, а через самое короткое время он был от нее без ума. Денис Васильевич решил жениться. Но тут выяснилось, что материальное положение поэта-партизана неблестяще. Правда, можно было надеяться получить у царя аренду (награжденный арендой имел доход с одного из казенных поместий). Генерал Злотницкий благосклонно смотрел на намерения Давыдова, и Денис Васильевич решил обратиться за помощью в приобретении аренды к А.П. Ермолову. Тот обещал помочь и выполнил свое обещание. Вскоре состоялась помолвка Лизы Злотницкой и Давыдова. В это же время пришло сообщение, что с арендой дела улажены, что император, узнав о помолвке, решил пожаловать её, не откладывая. Для оформления аренды жених отправился в Петербург.
Завершив дела в Петербурге, Давыдов отправился в Киев. Но судьба нанесла поэту-партизану еще один сильный удар. За месяц его отсутствия Лиза Злотницкая увлеклась молодым красивым гвардейским офицером князем Петром Александровичем Голицыным и отказалась выйти замуж. А ведь Голицын был отчаянный ловелас, повеса и картежник. Денис Васильевич понимал, что решающую роль сыграла тут его не совсем привлекательная внешность, что отмечали многие.

«Давыдов был не хорош собой, — писал один из его современников или недоброжелателей, москвич М.А.Дмитриев, — но умная, живая физиономия и блестящие выразительные глаза – с первого раза привлекали внимание в его пользу. Голос он имел писклявый, нос необыкновенно мал, росту был среднего, но сложен крепко и на коне, говорят, был, как прикован к седлу. Наконец, он был черноволос и с белым клоком на одной стороне лба». Особенно портил его внешность малюсенький нос пуговкой, о котором ходили анекдоты.
Один известен в записи А.С.Пушкина: Денис Давыдов явился однажды в авангард к князю Багратиону и сказал: «Главнокомандующий приказал доложить вашему сиятельству, что неприятель у нас на носу, и просит вас немедленно отступить». Багратион, у которого был внушительный грузинский нос, отвечал: «Неприятель у нас носу? На чьем? Если на твоем, так он близко, а коли на моем, то мы успеем еще отобедать».
Денис Васильевич крепился. На другой же день он сочинил послание Лизе Злотницкой — «Неверной»:

Неужто думаете вы,
Что я слезами обливаюсь,
Как бешеный кричу: увы!
И от измены изменяюсь?

Как же передать, что ему безразлична ее любовь или нелюбовь? И нужное слово пришло – атеист. Перед поездкой Давыдова в Петербург Лиза срезала у себя локон и дала ему в дорогу. Вернуть его, вернуть, вручить вместе с посланием:

Я тот же атеист в любви,
Как был и буду, уверяю;
И чем рвать волосы свои,
Я ваши – к вам же отсылаю…
…Чем чахнуть от любви унылой,
Ах, что здорóвей может быть,
Как подписать отставку милой
Или отставку получить!

Денис Давыдов отшучивался, но в действительности за этими стихами скрывалась жестокая обида и тяжелая тоска. Переполнявшие его чувства он выразил в одном из самых гармоничнейших стихотворений русской поэзии: «О, пощади!…»

Через некоторое время, будучи в отпуске в Москве, Денис Давыдов остановился у сестры Саши. И тут неожиданно для друзей и даже самого себя решил жениться.
Произошло это так. Семья его сестры (Бегичевы) была очень дружна с семьей покойного генерала Чиркова. Еще весной во время свадьбы своей сестры Денис Васильевич познакомился с Софьей Чирковой, крупной, несколько флегматичной блондинкой с голубыми глазами. Теперь они снова встретились.
Девушка, воспитанная в строгих правилах, пришлась по душе поэту-партизану: ему нравилась ее открытость, прямота характера, приятно было и ее внимание к нему; кажется, по душе ему была и хозяйственность Сони. Привлекало и то, что она могла принести с собой значительное состояние. Но против жениха выступила ее мать Елизавета Петровна. Однако положение спас бывший проездом у Чирковых друг покойного генерала Алексей Григорьевич Щербатов, которого очень уважала мать невесты. Он хорошо знал Дениса Васильевича. И, узнав, что тот сватался к дочке друга, сумел убедить мамашу в том, что лучшего мужа Соне и не найти, а известность жениха в некоторых не очень скромных кругах – дело прошлое, к тому же удаль молодцу не помеха. Мать Сони согласилась на брак дочери с Давыдовым.
Свадьба состоялась 13 апреля 1819 года. После свадьбы Денис Давыдов поселился с женой в Москве.

Время шло. Менялись цари. На смену Александру 1 пришел Николай 1. Однако ничего не изменилось в общественно-политической и культурной жизни страны. В России по-прежнему оставалось крепостное право, против которого после победоносной Отечественной войны 1812 года выступали все передовые люди того времени, в том числе и Денис Давыдов. Он тесно общался в это время с активными участниками декабристского подполья А.И. Якубовичем, А.А. Бестужевым, В.К. Кюхельбекером и многими другими, но от вступления в тайное общество уклонился и даже спорил с будущими декабристами по вопросам их революционной программы и тактики. Установление в России республиканского строя, проведение широких политических и экономических преобразований – все это, по мнению Давыдова, было делом весьма отдаленного времени. Однако, кровавое подавление восстания декабристов (14 декабря 1825 года) произвело удручающее впечатление на передовые круги московского общества. Денис Давыдов испытал глубокую скорбь по поводу гибели замечательных русских людей.
Взглядов и убеждений своих Денис Васильевич не скрывал и уже в 1823 году вынужден был выйти в отставку. В дальнейшем его еще дважды допускали к участию в военных кампаниях (это — война на Кавказе в 1826 году и в Польше в 1831 году), но на незаметных ролях, совершенно не отвечавших ни его славе, ни его возможностям.
В 1831 году, вернувшись из Польши, он уже навсегда «повесил шашку свою на стену» и поселился с женой в принадлежавшем ей поволжском селе Верхняя Маза, где занимался хозяйством, писал стихи и военные мемуары.

Однажды осенью 1833 года Денис Давыдов получил письмо от Дмитрия Бекетова, который давно уже находился в отставке и жил холостяком недалеко от Пензы в селе Богородское. Давыдов решил съездить к давнему товарищу. В это время у Бекетовых гостили их племянницы из Пензы Евгения и Полина Золотаревы. Двадцатидвухлетняя Евгения произвела на Дениса Васильевича сильное впечатление. Она окончила Пензенский женский пансион, много читала, увлекалась музыкой, была мечтательной натурой. Их отец каждой из своих дочерей выделил по 60 тысяч рублей, и девушки были окружены поклонниками, особенно миловидная Евгения. Однако она не жаловала местных молодых людей, находя их скучными и неинтересными.
И вот она встретила пятидесятилетнего поэта, интересного, живого, остроумного, с молодой душой. Давний друг Давыдова, поэт Вяземский писал: «Денис и в зрелости лет сохранил изумительную молодость сердца и нрава. Он был душой и пламенем дружеских бесед, мастер все говорить и рассказывать… Радушный и приятный собеседник, он на самом деле был довольно скромен и трезв. Он не оправдывал собой нашей пословицы: пьян да умен, два угодья в нем. Умен он был, а пьяным не бывал». Денис Давыдов понравился девушке. Чувства вспыхнули с неудержимой силой.
Вскоре сестры уехали в Пензу. На правах общего знакомого поэт-партизан стал встречаться с Евгенией. Денис Васильевич на практике убедился в справедливости пушкинского афоризма: любви все возрасты покорны. Захватившее его чувство возродило поэтическое вдохновение. Уже в первые дни увлечения Евгенией он пишет в альбом:

В тебе, в тебе одной природа не искусство,
Ум обольстительный с душевной простотой,
Веселость резвая с мечтательной душой,
И в каждом слове мысль, и в каждом взоре чувство.

Постепенно чувство к Евгении захватило Давыдова настолько, что он уже не представлял жизни без нее. Стихи, посвященные ей, свободно льются из-под его пера. Всего поэт посвятил Евгении Золотаревой 19 прекрасных стихотворений.
Денис Давыдов, конечно, помнил о том, что не молод, что давным-давно женат, что у него уже шестеро детей (по другой версии десять детей) и репутация примерного семьянина. И, тем не менее, ничего не мог поделать с нахлынувшим на него любовным порывом, который по своему прямодушию он не собирался скрывать ни от любимой, ни от всего белого света. Вскоре он узнал, что и Евгения его любит. О взаимном чувстве он написал в стихотворении «25 октября».
Любовь к Евгении явилась для Давыдова великой бедой и великим, ни с чем не сравнимым, счастьем. Три года этой любви, как говорил он впоследствии, были краткими как три мгновения, но вместили в себя три нескончаемые, заново прожитые жизни. Последний, неистовый и страстный роман Давыдова, конечно, с самого начала был обречен на печальную развязку. Так он и закончился. Не в силах ничего изменить в их отношениях, они будут рваться друг к другу и понимать, что соединение двух сердец невозможно, будут писать пылкие сбивчивые письма, мучиться разлукой и ревностью. Наконец, в 1836 году Евгения в отчаянии и из-за настойчивых требований своих родственников вышла замуж за немолодого пензенского помещика, драгунского офицера в отставке Василия Осиповича Мацнева.
Давыдов написал два последних посвященных Евгении маленьких стихотворения. Написаны последние стихи… Родник поэзии иссяк… Денис Васильевич смиренно вернулся в семью.

22 апреля 1839 года около 7 часов утра на 55-м году жизни Денис Давыдов скоропостижно скончался в своем имении Верхняя Маза. Похоронен поэт-партизан на Новодевичьем кладбище в Москве. На могиле установлен гранитный бюст героя.

Гусар. Партизан 1812 года. Легендарная, романтическая фигура. Сам А. Пушкин назвал его своим учителем. Близкий друг А. Грибоедова, П. Вяземского, Е. Баратынского, В. Жуковского, Денис Давыдов был ярчайшим, ни на кого не похожим поэтом и автором военных мемуаров – эта его самобытность удивляет до сих пор.

О жизни Д. В. Давыдова снят прекрасный фильм «Эскадрон гусар летучих»:
режиссеры: Станислав Ростоцкий, Никита Хубов ; сценарист: Сергей Ермолинский ; оператор: Михаил Якович ; композитор: Александр Журбин. Киностудия им. Горького, 1980 год.
Актеры: Андрей Ростоцкий, Марина Шиманская, Лидия Кузнецова, Евгений Лебедев, Юрий Рычков, Николай Ерёменко (младший) и многие другие.
В фильме звучат песни и романсы на стихи Дениса Давыдова в исполнении Александра Хочинского.
Фрагменты (песни на стихи Д. Давыдова) из фильма здесь