Центральная городская библиотека им. В.Маяковского, г. Саров

Афиша

2021 год - юбилейный для библиотеки им. Маяковского. 21 июня ей исполняется 75 лет. Что значит для вас библиотека?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Май 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр   Июн »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Эта рецензия — личное мнение нашего читателя о прочитанном произведении  и оно может  не совпадать с вашим. Если вы хотите поделиться своими мыслями и настроениями, — пишите нам по адресам bibvss@yandex.ru или pr.lib.sar@gmail.com с пометкой темы «Мнение читателя».

Стилистика и орфография автора сохранены.

 

Эдуард  Кочергин

«МЕДНЫЙ  ГОГА»

Воспоминание  декоратора

 

Совет прочитать случайно понравившуюся книгу недорого стоит. Это вкусовой совет. Совсем иное дело, если книгу мы прочли, потом она полежала, а мы постепенно впитывали ее обаяние и, наконец, взяли ее в руки снова, да еще и в третий раз вернулись к страницам, смакуя отдельные особо лакомые кусочки. И жаль расставаться…  Вот это книга!

Именно так сложились у меня отношения с театральными мемуарами Эдуарда Кочергина,  главного художника БДТ (Большого драматического театра в Санкт-Петербурге) – воспоминаниями о Георгии Александровиче Товстоногове, его бессменном главном режиссере.

Если верить авторскому определению жанра воспоминаний – non fiction, – в них ничего не выдумано. НО! Перед нами настоящее оригинальное художественное произведение. Оригинальное  по форме, структуре, по общей стилистике, по языковым особенностям. И при этом обладающее  достоинствами достоверных мемуаров.

Самое «вкусное» – это название. «Медный Гога». Трогательное обращение автора, театрального декоратора, к Учителю и коллеге, превращенному в бронзовый памятник.

Сюжет такой. Кочергин навещает время от времени памятник любимому человеку, вся творческая жизнь которого слилась с его собственной. Приходит на лавочку у «Медного Гоги» и зимой, в снегопад, и весной, на Пасху, или летом. И ведет мысленно беседы, вспоминает их общую работу над спектаклями, спорит, рассказывает другу, как пошла жизнь в театре после Товстоногова. Делится печалями, творческими находками, обсуждает новости. Приносит к подножию памятника крашеное яичко или свечечку, жбанчик крепкого живительного напитка, с которым легче коротать долгую питерскую зимнюю стужу.

Читателю интересны и театральные анекдоты, реальные актерские истории и знаменитые фамилии, и «кухня» знаменитого театра, и конфликты, скрытые от глаз публики. Читается легко, буквально скользишь по тексту, как по накатанному снегу. Масса новой достоверной информации о жизни театра. И замечательная, «фирменная» авторская интонация, с глубоким чувством, но без пафоса. Вот прислушаемся. Бедный мой Гога, ты обронзовел, а театр твой без тебя опустел, и старые театральные рабочие и актеры ходят как мыкалки, в воду опущенные, после ухода твоего, и не знают, зачем и для кого жить. Ты заколдовал нас, Гога, наш Медный Гога.

Я бы даже рискнула назвать произведение Эдуарда Кочергина любовными письмами, составившими любовный роман – с любовью к театру.

 

Ирина Катаева

 

Эдуард Кочергин «Медный Гога»

Воспоминание  декоратора

Опубликован в журнале «Знамя» №9, 2012 год.  – Режим доступа: http://magazines.russ.ru/znamia/2012/9/k10.html (прим. библиографа)