Центральная городская библиотека им. В.Маяковского, г. Саров

horoscop 2009 free online movies horoscop 2010 | horoscop saptamanal | horoscop zilic | horoscop |

Get Adobe Flash player

Афиша

2017 - год экологии в РФ. Как Вы заботитесь об экологии:

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Август 2012
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл   Сен »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

В Овальном зале Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы им. М.И. Рудомино вручили премию имени Ивана Белкина.

Премия Ивана Петровича Белкина – единственная в мире литературная премия, названная именем вымышленного литературного персонажа.

Она присуждается ежегодно произведению на русском языке в жанре повести. Повесть должна быть впервые опубликована в периодике или книгой в течение календарного года

В шорт-лист премии также  вошли: «Товарищ Анна» Ирины Богатыревой, «Пусть будут все» Марины Вишневецкой, «Человек эпохи Возрождения» Максима Осипова, «Всё так» Елены Стяжкиной. Все эти произведения появились в прошлом году в разных номерах журнала «Знамя», кроме повести «Товарищ Анна», вышедшей в издательстве «АСТ».

На фото: Автор (крайний справа).
В блоге Алексея так же можно найти
фотографии героев его повести.

Лауреатом   стал русский писатель, живущий в Германии, Алексей Козлачков. Награду ему принесла повесть об Афганистане «Запах искусственной свежести».
Алексей Козлачков родился в подмосковном городе Жуковском, окончил военное училище, несколько лет служил в ВДВ, из них два с половиной года – в Афганистане. После окончания Литинститута в Москве работал журналистом, как литератор печатался в различных альманахах, журналах Wostok, «Лепта», «Постскриптум», «Нева», «Зарубежные записки». Сейчас живёт в Кёльне. Победитель, как выразилась куратор премии Наталья Иванова, новый для многих человек, из-за которого журналу «Знамя» как-то пришлось  «поломать» номер, чтобы как можно скорее выпустить его произведение.

Повесть Алексея Козлачкова “Запах искусственной свежести” воссоздает насквозь проникнутую фальшью атмосферу “исполнения интернационального долга” в Афганистане, в которой задохнулись и погибли — и отнюдь не в бою — два славных русских солдата. Их убила показуха — бич русской армии с николаевских времен.

Казалось бы, сколько можно российским литераторам писать про Афганистан? Ещё немного времени, и подойдёт срок новой «Войны и мира», как надеялись российские же критики. Но не та эпоха и не та по большому счёту война, чтобы ждать хоть сколько-нибудь достойной эпопеи о ней. Даже те писатели-афганцы, на которых возлагались надежды, всё еще не берутся за большой труд. Отделываются сборниками рассказов и повестями. В этом ряду повесть Алексея Козлачкова как будто особо и не выделяется, но если у других делается упор на ужасы войны, как таковые, то у этого автора, бывшего десантника, вывод ещё более неутешителен: любая армия, а советская в особенности, и есть зло. Потому что настоянная на лжи идеология не может не уродовать души ни солдат, ни их командиров. Особенно поставленных в экстремальные условия боевых действий.

 

Сайт Алексея Козлачкова  Падать придется нам долго: старинная десантная песня.
Режим доступа: http://alex-kozl.livejournal.com/
Алексей Козлачков. Запах искусственной свежести. Повесть
Режим доступа: http://magazines.russ.ru/znamia/2011/9/ko2.html
 

Мнения о произведении разделились

За
shurigin в РЕКОМЕНДУЮ!!!!!!
В 9-м (сентябрьском) номере «Знамени» вышла повесть замечательного военного прозаика, десантника и моего друга Алексея Козлачкова «Запах искусственной свежести». Считаю её одним из самых ярких произведений о войне в Афганистане и с огромным удовольствием её рекомендую!!!:

«Есть время, из которого я помню все запахи, хоть прошло уже много лет; для звуков же память моя не так хороша. Я помню, как пахнет первый глоток из алюминиевой фляжки, банка открываемой сгущенки, песок пустыни, ботинки из свиной кожи, верблюжья колючка, внутренности вертолета, сигареты без фильтра “Охотничьи”, письмо с родины — от матушки по-своему, от невесты по-другому, запах и вкус сильного физического напряжения, запах зеленого чая… Во всю дальнейшую жизнь я пытался найти этот чай снова, для чего я выпил цистерну зеленых чаев разных марок, но того запаха так и не нашел…»  

Режим доступа:http://voda-sysha-nebo.livejournal.com/391334.html

 

lepus_audax
Отсвет «Знамени» или повесть Алексея Козлачкова  «Запах искусственной свежести».
Строго говоря, это, конечно, не повесть, а рассказ. … на «Знамени» наконец вспыхивает блик. Наконец в журнале слышно живое слово.
Эта повесть о дураках и умных. О том, как им живется вместе.

…В ранней юности один умный человек объяснил мне, романтической дурочке, что солдат по определению не может быть умным. Потому, что лишен индивидуальности. Солдат — это винтик, деталь. Нажали кнопку — он функционирует, отпустили кнопку, он сидит, пряжку полирует. А к чему, почему — приказы не обсуждаются… Герой повести Козлачкова старший лейтенант Травников именно он — умный, профессиональный, думающий солдат (в широком смысле слова).
…Язык повести безупречен. Изысканы и средства поэтики, с помощью которых запах свежести преображается в запах смерти. Но всё слишком бытописательно. Мне не хватило метафизичности (мне часто её не хватает). Немножко бы автору шагнуть за горизонт, немножко бы подняться над землёй.
От повести Козлачкова, несмотря на трагичный финал, остаётся светлое ощущение, как от знакомства с сильным, мудрым человеком.

Режим доступа:  http://lepus-audax.livejournal.com/66646.html

 

Против

Какой запах у свежести?  Эдуард Семенов
«Запах искусственной свежести» — история, которую вспоминает бывший старший лейтенант воздушно-десантных войск. У лейтенанта было имя в рассказе, но я его не запомнил. Лично для меня – это автор, хотя сам Алексей утверждает, что это собирательный образ. Но не суть важно в данном случае.

Рассказ же вращается вокруг молодого солдата Мухина, по кличке Муха, который вытащил лейтенанта из обстрела. Оба при этом были ранены. Лейтенант вообще был тяжело ранен. И если бы не Муха, не было бы на свете больше лейтенанта.

Оба потом долго лечились. Муха же за свой подвиг получил медаль. И уже, позднее будучи старослужащим, Муха был пойман за руку лейтенантом — рассказчиком, во время курения анаши. Муху посадили на трое суток на губу, где он то ли по ошибки, то ли по дурости выпил одеколон, который ему стащили «молодые солдаты» из вещмешка того же лейтенанта. Одеколон это было последнее, что употребил Муха. Он им отравился и умер.

Обычная военная история, которая встречается сплошь и рядом в нашей советской, а ныне российской армии, где раздолбайство и геройство отлично уживаются по соседству, что, однако не мешает ей быть одной из самых грозных армий в мире.

И вот тут я и задаю себе вопрос, а почему герой, именно герой, а не автор, (это важно)  вспоминает именно эту историю и этот запах. И сам же легко отвечаю на этот вопрос: совесть, его мучает совесть. А что же такого он сделал не так? Ведь это просто стечение обстоятельств. С кем не бывает?

…. Вот повесть для меня была бы совершенно законченной, если бы я прочитал в ней пару строк о том, что этот запах, запах одеколона, запах искусственной свежести, от которого захотелось блевать, герой учуял, ну скажем, где-то в поезде по дороге в ту самую глухую сибирскую деревню, где родился и жил рядовой Мухин.

Поехать на родину человека, который его спас. Это был бы поступок достойный русского офицера и в первую очередь …Это была бы повесть, опять же, на мой взгляд, которую можно было бы преподавать в школах, и на его примере учить молодежь как на самом деле надо жить.

Но об этом в повести нет, к сожалению, даже намека. Именно поэтому герой для меня обыкновенный карьерист, который хоть и испытывает легкие угрызения совести, но спокойно гасит их в себе высокими рассуждениями об ответственности «начальника» и раздолбайстве «… рядового состава, вверенных ему войск».

И причины, по котором повести была присуждена премия, мне, к сожалению, не понятна.

Режим доступа:  http://www.proza.ru/2012/03/18/1062